Tilda Publishing
Утесов и Дунаевский: контрабандисты джаза
А вы знаете, что джазовую музыку впервые услышали в Советском Союзе благодаря евреям? Более того, так случилось, что именно евреи сделали джаз популярным, да и вообще возможным в молодом советском государстве. Не говоря уже о том, что евреями было подавляющее большинство джазовых музыкантов и дирижёров джазовых оркестров.
Началось все с того, что августе 1922 года поэт, музыкант и танцор Валентин Парнах, услышав в Париже джаз, был настолько впечатлен, что вернулся в Россию с комплектом инструментов для джаз-бэнда: банджо, саксофоном, ударной установкой с ножной педалью, наборами сурдин и шумовыми инструментами. И сразу же основал ансамбль, назвав его «Первый в РСФСР эксцентрический оркестр джаз-бэнд Валентина Парнаха». 1 октября 1922 года состоялось первое выступление, и этот день стали считать днём рождения джаза в России, а Парнаха — основателем советского джаза. В 1927 году появились первые профессиональные джазовые оркестры — под управлением Александра Цфасмана («АМА-джаз») в Москве и под управлением Леопольда Теплицкого — в Ленинграде.

Однако хотя джаз нравился самим музыкантам и не очень большому кругу ценителей новой музыки, к нему не проявлял большого интереса массовый слушатель. И, возможно, эта музыка так и осталась бы не услышанной и не понятой миллионами жителей СССР, если бы не Леонид Утесов. Именно Утесов приблизил джазовую музыку к народным песенным традициям и сделал её легкой, мелодичной, доступной и понятной советскому человеку. Утесов придумал новый жанр, по его собственному выражению, "жанр небывалый" — театрализованный джаз. Он собрал свою "труппу", приглашая и пробуя музыкантов из самых разных оркестров. Помимо высокопрофессиональной игры на инструменте они должны были еще и быть готовыми учиться играть театральные роли. В утесовском оркестре музыканты не просто исполняли музыку — им нужно было делать это без нот и одновременно петь, разыгрывать сценки, импровизировать, перебрасываясь остротами и шутками, и танцевать. У каждого была своя роль, это были настоящие джазовые спектакли.

Утесовский "Теа-джаз" впервые выступил в Ленинграде 8 марта 1929 года. Успех был ошеломительным, и слава об окестре вскоре распространилась по стране. В 1933 году кинорежиссер Григорий Александров пригласил Утесова сниматься в первой звуковой комедии "Веселые ребята", взяв за основу сюжет утесовского спектакля "Музыкальный магазин", где главные роли играли Утесов и его оркестр. "Веселые ребята" вышли на экраны, фильм получил специальный приз на Венецианском кинофестивале, а песни в исполнении Утесова и Любови Орловой моментально стали знаменитыми. После этого уже никто не мог сказать, что советская песня — это репертуар не для джаза. Музыкальные номера из фильма постоянно транслировались по радио, а позже, когда появилось телевидение, включались во все киноконцерты.

И, конечно, огромную роль в том, что этот новый джаз стал не только популярен в народе, но и разрешен советским правительством, сыграл Исаак Дунаевский, ставший соавтором Утесова в его ранних концертных программах, а затем в "Веселых ребятах". "Сам Бог послал мне Дунаевского", — писал Утесов и вот как вспоминал их первый разговор о джазе:

"– Дуня, — сказал я ему, — надо поворачивать руль влево. Паруса полощутся, их не надувает ветер родной земли. Я хочу сделать поворот в своем джазе. Помоги мне.

Он почесал затылок и иронически посмотрел на меня:

— Ты только хочешь сделать поворот или уже знаешь, куда повернуть?

— Да, — сказал я, — знаю. Пусть в джазе звучит то, что близко нашим людям. Пусть они услышат то, что слышали их отцы и деды, но в новом обличье. Давай сделаем фантазии на темы народных песен...

— Какие же фантазии ты бы хотел?

— Ну, скажем, русскую. Как основу. Украинскую, поскольку я и ты оттуда родом. Еврейскую, поскольку эта музыка нечужда нам обоим. А четвертую... — Я демонстративно задумался.

— А четвертую? — торопил Дунаевский.

— Советскую! — выпалил я победно".


Используя мажорную тональность в песнях о героических тружениках, строящих светлое будущее (позже этот прием стали использовать многие советские композиторы), Дунаевский смог выразить взлет и силу молодого советского государства, что отвечало требованиям власти. А игривые аранжировки и непривычные ритмические элементы делали эти песни на фоне серого официоза яркими, интересными и трогающими сердца советских людей. Кстати, впоследствии "Песню о Родине" ("Широка страна моя родная") из к/ф "Цирк" (1936), написанную Дунаевским и В. Лебедевым-Кумачом, выбрали из множества вариантов и поставили вместо официального гимна на "Би-би-си", когда Уинстон Черчилль выступил с поддержкой СССР.

Дунаевский и Утесов были словно контрабандисты, обманом доставившие в СССР в темные времена голодомора, коллективизации и репрессий заокеанскую музыку свободы. И хотя свободы советским людям это не принесло и джаз не стал, как на Западе, орудием в борьбе за независимость, благодаря Утесову и Дунаевскому миллионы людей в Советском Союзе узнали и полюбили совершенно новую, очень красивую и настоящую музыку.


Узнайте больше
Tilda Publishing
Подпишитесь, чтобы получать уведомления о новых курсах