Tilda Publishing
ЮВЕЛИРЫ: ОТ ХРАМА К БУТИКУ
Самая захватывающая история о еврейских ювелирах рассказывает не о богатстве и власти, а о знании. Говорят, что ученикам в еврейских ювелирных мастерских до совершеннолетия не разрешают видеть поддельные драгоценные камни. Все время обучения они имеют дело только с настоящими камнями — и поэтому, когда им в руки попадает подделка, молодые ювелиры просто с первого взгляда знают, что камень — не настоящий.
Ювелирное искусство в еврейской культуре присутствует испокон веков.

Уже одно описание эфода первосвященника сообщает читателю о познаниях евреев в камнях и значении драгоценных камней для культуры:

для украшения эфода к лямкам прикреплялись два камня шохам (оникс). Нагрудник (хошен) был украшен 12 драгоценными камнями, образующими четыре ряда по три камня в каждом, которые символизировали 12 колен Израилевых: «И вставь в него оправленные камни в четыре ряда. Рядом: одем, питда, барекет — это один ряд. Второй ряд: нофех, саппир и яхалом. Третий ряд: лешем, шво и ахлама. Четвертый ряд: и таршиш, шохам и яшфе» (Исх. 28:17–20).
Что это были за камни и каких цветов — вопрос до сих пор открытый, но так или иначе — драгоценные камни сопровождали евреев в их истории на всем протяжении. Ювелирные изделия изготавливались из золота и серебра, из драгоценных камней и жемчуга, а также бисера и сандалового дерева. И если создавать золотых идолов евреям было запрещено, то изготовление утвари и предметов для Храма, а также украшений давали возможность показать свое мастерство. Еврейские женщины носили серьги в ушах и кольца в носу (назам), ожерелья на шее, браслеты и кольца — и все это создавали ювелиры, которые уже в древние времена старались селиться рядом друг с другом, в одном квартале и объединяться в гильдии.

Евреи-ювелиры жили в Александрии времен византийского владычества, в доисламской Аравии, в Египте 11-12 веков. В начале 15 века в Арагоне и в Кастилии евреи официально получили право работать по серебру, и даже после изгнания из Испании в 1492 году многие из них продолжали заниматься ювелирным делом на Пиренейском полуострове и на Балеарских островах.
Торговля ювелирными камнями — одно из тех занятий, где евреи создавали огромную конкуренцию христианам в Венецианской республике с самого своего появления там. В 17 веке им даже запретили работать огранщиками алмазов, чтобы не создавать конкуренцию ремесленникам-христианам. Это вообще было драматичное время для евреев в Европе, и, пожалуй, одним из немногих мест, где евреи могли чувствовать себя уверенно — это Нидерланды. В Амстердаме жила большая еврейская община, и в ней был целых цех ювелиров. Старейшин этого цеха можно увидеть изображенными на групповом портрете Томаса де Кейзера.
Голландский художник XVIIв. Томас Кейзер, Старшины цеха ювелиров в Амстердаме. (1627, Toledo Museum of Art, Ohio, United States)

В Российской империи к концу 19 века насчитывалось больше пяти тысяч евреев-ювелиров в пределах черты оседлости, и больше тысячи — в других городах. Как правило, ремесло ювелира переходило из поколения в поколение, у многих семей были свои секреты и технические приемы, многие изобретали собственные инструменты и способы обработки камней и работы с драгоценными металлами. Но, к сожалению, к середине 20 века большинство уникальных школ и техник было утрачено: две мировые войны, распад еврейских общин по всей Европе и уничтожение еврейского населения оставили очень мало от ювелирных секретов, передаваемых по наследству. Остались фамилии — Цойреф, Шлифер и Штейншлифер (от немецкого «огранщик»), Дубильер, Гольдраб и Гольдшмид — рассказывающие о профессии предков. И также — имена знаменитых мастеров, чьи работы можно увидеть и сегодня.


В их числе — главный серебряник фирмы "Фаберже" Юлиус Рапопорт, глава мастерской и член 2-й купеческой гильдии. В мастерских Фаберже только трое мастеров из 500 работников имели право ставить свое клеймо на свои изделия. И вот один из трех — Юлиус Рапопорт. Его мастерская изготавливала вазы, канделябры и парадные сервизы, и именно ему Фаберже отправлял заказы императорского двора. Например, серебряный ковш, который российская императорская чета подарила в 1892 году на золотую свадьбу Кристиану IX и королеве Луизе — его работа. А в 1894 году ко дню свадьбы великой княжны Ксении Александровны и великого князя Александра Михайловича мастерская Рапопорта изготовила столовый сервировочный набор из 29 серебряных предметов в стиле ампир.

Уходя на пенсию, он оставил своим рабочим — в 1897 году их был 21 человек — мастерскую и все оборудование, благодаря чему они впоследствии создали артель серебряных дел мастеров.

Подарочная ваза Императорского фарфорового завода в оправе из серебра работы Юлиуса Раппопорта, высота 48 см, Санкт-Петербург, 1908 г.
Еще один выдающийся ювелир — Иосиф Маршак. Уйдя из дома в 14 лет без денег и связей, он стал учеником ювелира, а впоследствии создал свой собственный ювелирный дом. «Маршак» был главным конкурентом фирмы «Фаберже» — и, например, в 1913 году, во время визита Царя Николая II в Киев, по случаю празднования 300-летия дома Романовых, все официальные подарки Государю были изготовлены в мастерских Иосифа Маршака. Сын Иосифа Александр Маршак эмигрировал из России со своей семьей вскоре после октябрьской революции и заново открыл ювелирный дом «Маршак» в Париже. Дом процветает и сегодня, а лет десять назад триумфально вернулся в Россию — открыл бутик со своими коллекциями.
Иосиф Маршак и одно из изделий его ювелирного дома.
Tilda Publishing
Подпишитесь, чтобы получать уведомления о новых курсах