Booknik Plus Искусство

Еврейский театр и авангард: Марк Шагал

В 1920 году Марка Шагала пригласили в Еврейский камерный театр для создания декораций к первому спектаклю — по миниатюрам Шолом-Алейхема. Осмотрев помещение, Шагал сообщил, что дополнительно к декорациям распишет также и стены театра. Так в первом здании московского ГОСЕТа в Большом Чернышёвском переулке появились девять панно, первоначально написанные на холстах. Семь из них сохранились до наших дней.



Главным и самым большим — три метра в высоту и восемь в ширину — было панно «Введение в еврейский театр», которое подводило зрителей прямо к сцене. На полотне, написанном в фирменной шагаловской манере — импровизированный уличный театр, комедия масок со множеством персонажей. Среди них — искусствовед Абрам Эфрос, режиссёр Грановский, Михоэлс в образах своих сценических героев, сам Шагал, его родители и жена Белла с дочерью Идой, художник Эль Лисицкий, русский крестьянин, клоуны, один из которых — религиозный еврей с наложенным тфилином, зелёная и белая коровы, коза, скрипач с отвалившейся головой — персонажей и сюжеты на картине можно рассматривать бесконечно, и каждая деталь имеет огромное символическое значение. Весь мир — это театр, трагикомическая клоунада, но в то же время это и родной дом художника, воспоминания о детстве, его близкие, похожие на героев рассказов Шолом-Алейхема. Эта работа (как и остальные панно, созданные Шагалом для театра) стала настоящим новаторским искусством, рассчитанным не только на визуальное восприятие картины, но и на прочтение смысла.



Соломон Михоэлс, который долго рассматривал панно и даже просил Шагала дать ему эскизы, чтобы понять их, сказал: «Знаете, я изучил ваши эскизы. И понял их. Это заставило меня целиком изменить трактовку образа. Я научился по-другому распоряжаться телом, жестом, словом».

Насыщенность изображениями небольшого зала, рассчитанного всего на 100 мест, была так велика, что его сразу стали называть «шагаловская коробочка». Позже панно вместе с театром перевезли на Малую Бронную — в более просторное здание с залом на 500 мест. В 1937 году полотна спрятали за сценой театра и развернули снова только в 1973-м — для специально приехавшего в Москву Шагала. Сегодня панно хранятся в Третьяковской галерее и часто выставляются по всему миру.
Искусство